Статьи. Направленные Антенны 3G антенна Antel Antennas & telecommunications. направленные антенны 3g антенна antel antennas & telecommunications. направленные Антенна 3g Антенны antennas Telecommunications. антенна 3G Антенны antenas telecomunications. направленные антенны стандарта 3G. антенна стандарта G3. g3 Технические характеристики технические характеристики антен

Antel - Antennas & telecommunications
Antel - Antennas & telecommunications
Главная Спецпредложения
Контакты Статьи
(044) 592-01-01, (050) 719-62-02, (067) 799-66-23     info()antel.com.ua     03110 Киев ул. Пироговского 19 корп.6 оф.4

Технология 3G

Что такое 3G?

Стандарт 3G (3 Generation — 3-е поколение) позволяет реализовать постоянный и повсеместный доступ к услугам Мобильного Интернета. Она характеризуется высокоскоростной беспроводной мобильной передачей данных и мощными магистральными сетями пакетной коммутации.



Говоря о 3G, мы, прежде всего, имеем в виду радиоинтерфейс, который обеспечивает канал связи между пользователем и сетью. Другими важными аспектами 3G являются опорная или магистральная сеть, а также способы создания и предоставления услуг.

До недавнего времени основным фактором, определяюшим развитие мобильных коммуникаций, была традиционная передача голоса. Однако внедрение новых технологий высокоскоростной передачи данных, включая GPRS и EDGE, и эволюция к системам UMTS WCDMA позволит операторам сотовой связи предоставлять неограниченные беспроводные мультимедиа-услуги, например, электронные открытки, просмотр Web-страниц, доступ к корпоративным сетям.

Современные сети 2-го поколения являются основой, на которой внедряются системы 3G. UMTS это один из стандартов в 3G, который разрабатывается под эгидой Европейского Института Стандартизации Телекоммуникаций ETSI. Он был разработан на основе самой распространенной технологий мобильной связи GSM и имеет все перспективы стать действительно глобальным стандартом персональной мультимедиа-связи.
История 3G

3G новое поколение систем мобильной связи, разрабатываемое в рамках программы IMT-2000. Сети радиодоступа этого поколения будут обеспечивать обмен информацией со скоростью до 144 кбит/с для абонентов с высокой мобильностью (скорость движения до 120 км/ч), 384 кбит/с для абонентов с низкой мобильностью (скорость до 3 км/ч) и 2,048 Мбит/с.

Разработка 3G началось еще в 1985 году, когда Международный союз электросвязи (ITU) с поразительной прозорливостью предсказал потребность в более емких и сложных услугах, чем те, что способны обеспечить многочисленные аналоговые технологии мобильной связи того времени.

Почти 16-лет спустя ошеломительный успех GSM Global System for Mobile Communications и SMS Short Message Service доказал верность планов 3G. Более того, люди хотят использовать свои мобильные телефоны не только для разговоров. Недавнее внедрение и развитие GSM-операторами сервиса MMS Multimedia Messaging Service во всем мире со всей очевидностью свидетельствует о наличии спроса на услуги передачи по мобильным сетям информационно-насыщенных сообщений, а технология телефонов третьего поколения позволяет оператором мобильной связи предоставлять своим абонентам музыкальные, телевизионные, видео, Интернет и многие другие сервисы.

После 1985-года появлялось множество планов и разработок, направленных на поиск наилучшей технологии 3G. В 1998 году после многочисленных перекрестных оценок и испытаний организации по стандартизации из Европы, США, Японии и Кореи объединились в союз «Программа партнерства третьего поколения» (3G Partnership Project, 3GPP) для продвижения Wideband CDMA (WCDMA) в качестве наиболее подходящей радиотехнологии, на которую следует переходить растущей индустрии GSM.

Далее версия 3G от 3GPP — UMTS (Universal Mobile Telephone System) — стала доминирующим мировым стандартом. Почти все лицензии 3G, выданные в мире на сегодняшний день, относятся к технологии WCDMA.
3G повторит судьбу коммунизма?

В самом конце прошлого десятилетия сотовая связь третьего поколения обещала стать той технологией, которая способна полностью перевернуть представления человечества о связи. Дополненная компактными персональными и вседоступными спутниковыми решениями, она не давала ни единого шанса человеку укрыться от общения с современной цивилизацией. Но прошли годы, а первые результаты многие называют более чем скромными, если не сказать пессимистичными.

После стольких лет ажиотажа и рекламы 3G так и «не выстрелил». Неужели светлое будущее, как и обещанный в стародавние годы коммунизм, никогда не наступит?
Это громкое слово — «глобальный»

Во время дискуссий и разговоров о сетях сотовой связи третьего поколения часто выясняется, что все спорящие по-разному понимают тематику вопроса. Часто можно слышать ответы — «это CDMA и высокое качество речи», «это высокоскоростной мобильный интернет», «это видеосвязь по сотовому телефону». Казалось бы, все правильно, однако неожиданно всплывающие технические тонкости приводят к путанице в терминах, определениях и возможностях. Вопрос если и не прост, то вполне объясним, но для начала требуется небольшой исторический экскурс.

В середине девяностых отмечена первая широкая дискуссия о системах третьего поколения, которая вышла за рамки научно-исследовательских лабораторий и привлекла внимание телекоммуникационного сообщества. Это произошло на пике развития цифровой сотовой связи. В ту пору существовало три основных стандарта — европейский GSM, американский D-AMPS (IS-54 и IS-136), впоследствии называемый по методу доступа TDMA и японский PDC. Мобильная связь, предполагающая соединять людей, разделяла их текстами не всем понятных технических книг и поверхностью Мирового океана. В те годы она оставалась еще привилегией «сильных мира сего». Неудивительно, что основной идеей, захватившей умы операторов и производителей в те годы, стала разработка единого стандарта. Предполагалось, что это позволит осуществлять глобальный роуминг с одним-единственным телефоном.

Но гармоничного перехода не случилось. Разработанный американской компанией Qualcomm метод доступа CDMA (кодовое разделение каналов) был выбран в качестве радиоинтерфейса сотовой связи (стандарт IS-95) в 1996 году. Передовая технология при активном лоббировании американских промышленных и политических кругов стала развиваться не только на родине, но и в других частях света, прежде всего — в проамерикански настроенных азиатских странах.

Теоретические работы показывали, что CDMA, как технология, имеет гораздо больше перспектив, особенно при передаче данных с большими скоростями. В то же время европейские производители оборудования связи в рамках форума UMTS по-прежнему рассчитывали на трансформацию старого метода временного разделения каналов в сети нового поколения. К концу века возник вопрос о выборе радиоинтерфейса — кодового или временного. Несмотря на «опатентованность», технические предпочтения отдавались первому.

В конце 1999 г. наступила драматическая развязка — Ericsson и Nokia уладили спор с Qualcomm о патентных претензиях. Так началась интенсивная разработка интерфейса на основе кодового разделения каналов. Впоследствии он получил название WCDMA.

Но по другую сторону Атлантики Qualcomm продолжил лоббирование IS-95, переведя его в плоскость IS-2000 или известного всем CDMA2000 и следовавших за ним разновидностей 1X, 1X RTT,1X EV-DO (Release A и B)… Каждая технология поддерживалась своей организацией: европейская WCDMA — форумом UMTS, откуда и получила свое название; 3GPP — в рамках ETSI. В противовес им, CDMA — CDG (CDMA Development Group) под патронажем Qualcomm и 3GPP2. Несмотря на общее CDMA в названиях, определяющее физический метод доступа, на более высоких уровнях эти технологии отличаются друг от друга. Чтобы избежать путаницы в статье, ниже пойдет речь о сетях 3G/UMTS на основе радиоинтерфейса WCDMA, как открытой и перспективной глобальной технологии, а также ее признании в качестве переходной от GSM.

Но главной цели первого этапа — глобального роуминга в едином стандарте — не суждено было сбыться, несмотря на то, что Япония отказалась от идеи развития собственного стандарта. Однако на горизонте появилась другая мечта. Трансформация сотовой связи из элитной в подлинно массовую родила другую идею — беспроводного интернета в кармане.
Безумство лопнувших пузырей

Интернет-бум конца девяностых по темпам развития и инвестициям, казалось, перевернет мир с ног на голову. Написание тысячи непонятных строк стоило гораздо дороже вечных жизненных компонентов — пищи, одежды, жилья и энергии.

Глядя на колоссальные финансовые потоки в пионерские компании одного или двух очкариков, европейские правительства решили ухватить свою долю пирога. Они стали продавать лицензии на технологию, оформленную лишь в виде концепции. Так появилась идея аукциона — кто больше даст. Но не думаю, что они рассчитывали и на половину вырученной от спектра третьего поколения суммы. Несмотря на то, что стали появляться первые настороженные признаки надвигающегося краха, охваченные азартом менеджеры не стали хотя бы чуточку осторожнее.

Ныне выплаченные на аукционах Европы миллиардные суммы вызывают унылую гримасу на лицах представителей индустрии. Большинство операторов, получивших лицензии, отказались или замедлили развертывание сетей сотовой связи третьего поколения. Они сослались на ее неготовность и отсутствие сотовых телефонов на рынке. Большинство агитаторов и оптимистов превратились в критиков и паникеров. Не отрицая этих заявлений, попробуем разобраться, так ли все пессимистично.
Другая технология

Неготовность технологии, многие операторы, увидев массовый крах «дот-комов», так и не нашли ничего нового для увеличения «числа минут». Традиции мира голосовой связи не находили ни одного веского аргумента для расставания со старым добрым GSM. Даже если говорить о передаче данных, то к нему можно «подвесить» GPRS, чтобы придать дыхание блеклому WAP. А тут уже и позабытый всеми EDGE на подходе — вот мы не спеша и выбрались в «мобильный интернет». Для европейских операторов подобный путь развития — это отличный шанс, практически не вкладывая средств и усилий в развитие новой инфраструктуры, возвратить бездарно потраченные средства на аукционах.

Другая тенденция происходит из простого непонимания самой технологии, путей ее внедрения и развития. Переход от аналоговых к цифровым сетям не совершил революции. Абонент сменил громоздкий аппарат на более легкий и удобный, продолжив отрывистую или неспешную речь, начиная ее традиционным «Алло». Сети третьего поколения предусматривают отказ от всех привычных пониманий традиционной технологии — радиопланирования, базовых станций, коммутации (которой в будущем не предусматривается) и многого другого. Соответственно, здесь надо ожидать новый тип бизнеса с упором на получение доходов от большого числа приложений, на разработку и внедрение которых необходимо затратить массу усилий и времени. Очевидно, что должны быть затрачены колоссальные инвестиции на создание принципиально новой сети со всеми ее основными и вспомогательными элементами, как бы поставщики ни заверяли об ее «эволюционности».

Не стоит отрицать и выход технологии на рынок в «сыром» виде. Яркие рекламные краски производителей резко посерели, когда оборудование вышло за рамки лабораторий и демонстрационных стендов. Но при этом не стоит отбрасывать скорость разработки и усовершенствования. Ведь каждый квартал появляются версии стандарта, привносящие что-то принципиально новое (для сравнения, GSM за десятилетнюю историю пережил лишь три версии обновления).

В UMTS сложно поспеть за скоростью разработки. Уже сейчас выпускается оборудование, поддерживающее версию 3GPP Release 4 — вторую рабочую версию стандарта. При этом существует несколько подверсий и специалисты шутят: «У вас какая — „зимняя“ или „летняя“?». А в конце 2004 года уже появятся первые коммерческие образцы версии 3 GPP Release 5, реализующие технологию высокоскоростной передачи данных HSDPA High Speed Downlink Packet Access. Она позволяет реализовать теоретически заявленную скорость в 2 Мбит/c. И это, как нельзя кстати, на фоне начинающих циркулировать слухов о замене 3G хаотичным, но быстродействующим WLAN.
Трое в лодке

Подлинным пионером 3G стал японский оператор NTT DoCoMo, запустивший сеть UMTS под торговой маркой FOMA в конце 2001 года. Стандарт FOMA логично продолжил развитие i-mode, первого в мире технического и коммерческого решения беспроводного интернета в сотовой связи. К настоящему времени сетью FOMA в Японии пользуются более трех с половиной миллионов абонентов. Опыт NTT DoCoMo привлек внимание специалистов отрасли, превратив японскую штаб-квартиру компании в «Мекку нового мира сотовой связи». Но большинство «паломников», посмотрев демо-систему, запутавшись в иероглифах и попив чайку с гейшами, предпочли откланяться, качая головами и решив, что это «не для нас». В 2003 году сети UMTS стартовали и в других странах азиатско-тихоокеанского региона — Австралии, Тайване и Корее.

В Европе сеть UMTS была запущена в эксплуатацию в начале 2003 года оператором Hutchinson в Великобритании. Именно Hutchinson стоял у основания и последующего мирового успеха торговой марки Orange. Последняя базировалась не только на удачном маркетинге, но и огромном интеллектуальном и техническом капитале (в Великобритании на создание полнофункциональной опытно-тестовой зоны оператор потратил 100 млн. фунтов стерлингов).

Отвергнув, со ссылками на «специфичность», опыт японского рынка, все игроки сотовой связи на континенте, затаив дыхание, следили за развитием эпопеи "3". Пионер успешно справился с задачей, несмотря на все стоящие перед ним трудности — затраты на развертывание сети, задержки с поставками и неполадки в оборудовании, отсутствие телефонов. (Здесь выручил японский NEC, в то время как у Nokia и Motorola хватило сил лишь на демонстрацию по всему миру рекламных роликов «концепции третьего поколения».) Опоздав на квартал, к марту 2004 года оператор все-таки набрал обещанные один миллион абонентов в своих четырех европейских сетях с высоким удельным доходом на абонента ARPU (до 45 фунтов в Англии).
Новая технология, новые идеи

Долгое развитие UMTS на современном этапе стоит объяснять не только неготовностью технологии, но и нежеланием операторов прилагать усилия к ее развитию. GSM, как открытый стандарт, отдал все вопросы технического развития на откуп поставщикам. С одной стороны, оборудование разных производителей взаимодействовало между собой (но не всегда), однако, с другой, приходилось ждать, пока очередная спецификация будет согласована между всеми заинтересованными сторонами. Участие операторов в деятельности комитетов организации позволили себе лишь пара-тройка гигантов, таких, как английский BT. В результате, поставщик продает оператору предварительно разрекламированный (но не всегда полностью работоспособный) продукт, а тот уже пытается продать его на рынке по готовым рецептам.

Опыт японского рынка остался в стороне. Между тем, i-mode, как нестандартная разработка вобрала в себя не только технические решения, но и предложила новые способы получения дохода в бизнесе, который традиционно опирался на «число минут». Гибкость и постоянное улучшение платформы за счет пожеланий абонентов и приложений сторонних разработчиков позволили создать огромный рынок дополнительных услуг — текстовых и графических сообщений, информационных и игровых приложений. Все это требовало нестандартных технических решений. И NTT DoCoMo, как крупнейший оператор страны, договаривался с поставщиками аппаратов, какие функции должны быть в них внедрены. Оператор шел к производителям с требованиями, невыполнение которых грозило потерей серьезного рынка (а не поставщик приезжал с готовым и часто «сырым» товаром). В этом заключалась одна из основных «специфических» особенностей японского рынка. Именно от этого отказывались европейские операторы, готовые проглотить уже намазанный маслом бутерброд.

К 2000 году японские телефоны абсолютно по всем параметрам — функциональности, графическим цветным дисплеям и размерам — опережали модели европейских поставщиков. Уже тогда они имели встроенные цифровые фотоаппараты. Ничего удивительного здесь нет — погрузившись в мир «предоплаченных карточек», операторы GSM по всему миру бросились охватывать нижний сегмент потребительского рынка, следуя американской модели «массового производства» по наращиванию валовых показателей (числа абонентов, роста общей выручки и доходов).

В целом идея i-mode заслуживает подробного изучения, отбрасывающего в сторону поверхностные объяснения ее успеха «специфичностью» или отсутствием широкого проникновения проводного интернета. Впрочем, последнее характерно и для России.
Российская перспектива

В конце 2003 года Министерство связи огласило планы по выдаче лицензий на сотовою связь третьего поколения в первом квартале 2004-го года. Но 29-го марта 2004 г. первый заместитель министра связи Борис Антонюк сообщил, что, возможно, лицензии будут выданы до конца года. Кроме того, было заявлено о планах по выдаче четырех лицензий на торгах.

Российские операторы, положительно отзываясь о планах по получению лицензий, между тем, крайне пессимистично оценивают планы по широкому развитию 3G в России в ближайшей пятилетке (если не сказать десятилетке). Ничего удивительного в этом нет — все крайне озабочены развитием сетей в российской глубинке с постоянной необходимостью привлечения средств. Можно с уверенностью говорить, что, застолбив место в перспективном участке на будущее, операторы не будут спешить, продолжая доить золотую корову по имени GSM. Как уже упоминалось, строительство сетей потребует колоссальных инвестиций в материальный и человеческий капитал, которых у действующих операторов нет. Но при таком подходе зона жизни UMTS не будет простираться дальше Садового Кольца или Невского проспекта.

Между тем, если Россия хочет совершить прорыв в области высоких технологий, то не следует упускать очередную возможность. Основанное на передовых бизнес-моделях развитие 3G способно привнести дополнительный импульс в развитие информационных технологий.

Если мы не изобретаем свою технологию 3G, подобно Китаю, то не стоит тянуть с выдачей лицензий на более конкурентоспособных (увеличения числа операторов до пяти) и жестких условиях (например, предоставление услуг в течение года во всех областных и краевых центрах РФ и охват 80% населения в течение двух лет).

Развивающиеся страны Азии — Малайзия, Сингапур, Гонконг, Тайвань, пытаясь отхватить свой кусок мирового ИТ-пирога, уже начали развитие сетей UMTS. К ним потянулись и инвестиции иностранных производителей, открывающих центры разработки решений и приложений. Россия должна опережать их на шаг, а не пассивно следовать за ними.

Хотелось бы верить, что в нашей стране найдется пионер, свободный от догм традиционной связи и способный вывести отрасль высоких технологий на новый качественный уровень. Ведь скоро в нашу дверь постучит 4G.
Вернутся в раздел Статьи